23:37 

Кошка Шредингера~
Я вроде есть, и вроде нет меня
Досадно, что КФ страшно притормаживает, не могу напрямую зайти на сайт уже который день, только через сторонние анонимки. Потому придется запостить, чтобы было, и дописывать, вроде как, здесь.

Автор: Кошка Шредингера~
Фэндом: Соционика
Персонажи: Жуков, Достоевская, Джек
Рейтинг: PG-13,хотя планировался R
Жанры: Гет, Драма, Повседневность
Размер: планируется Миди
Статус: в процессе написания
Предупреждение: гет! деффачкиный язык и отсутствие беты, гаммы и далее по порядку. И, разумеется, совсем не вТИМно
Описание:
Попытка написать по заявке
male Жуков/ female Достоевский
Жук и Достка учатся в институте в одной группе. Он над ней целенаправленно издевается (группа может поддерживать его, может относиться индифферентно, но вмешиваться (из страха или по другой причине) никто не будет). Достка соответственно Жука боится до истерики, но сделать ничего не может. В один прекрасный день у Достки возникает проблема, решить которую может только Жуков. В ответ он делает ей недвусмысленное предложение.
Примечания автора:
Ничего хорошего из этого не выйдет, я знаю, но почему бы не попытаться написать?


1.
В ней Жукова раздражало практически все: от ненормального благодушия до наивного взгляда голубых глаз. Его институтские друзья называли ее миленькой дурочкой, а он видел приторно-слащавую обманку. Жуков всегда полагал, что не бывает добрых и бескорыстных людей. Все эти святоши помогают только из расчета, что в будущем сдерут с тебя, преисполненного благодарностью, гораздо больше, чем некогда отдали сами. Обычный расчет и ничего другого.
Он и сам не помнил, как началась эта игра. Наверное, девчонка некогда слишком достала, и он решил раз и навсегда сорвать с нее маску. Может быть, вновь помогла хлипкому Робеспьеру подняться, после того, как его толкнул кто-то из компании Жукова, и очкарик с тихим оханьем свалился на колени, разбросав учебники и тетрадки. А может, вновь помогла Есениной со сдачей очередного зачета и мило отказывалась от любого рода благодарности.
Жуков не терпел лицемерия, воплощением которого и была для него Достоевская. И начиная с первого курса, он методично и целенаправленно портил ей жизнь, надеясь, что девушка сломается, что ей надоест играть заученную роль и она покажет, какова на самом деле. В крайнем случае, уйдет из института и не будет мозолить глаза.
Но Достоевская переносила все его нападки, хотя Жуков и чувствовал ее страх. Она боялась его до жути, но держалась словно недоделанная местная Жанна Д’Арк. С какой-то покорной стойкостью переносила все его издевательства. Наверное, срабатывал инстинкт жертвы: кому интересно играть с тем, кто не оказывает сопротивления? Правда, Жуков отличался спартанским терпением, и от своей цели не отказывался.

Достоевская в читальном зале готовилась к очередной лабораторной работе по физике. Зачем та будущим юристам – кто его знает, видимо, у ректората имелось чувство юмора. Но за один семестр их курсу нужно было отсидеть с десяток лекций, отработать несколько лабораторных и получить зачет, чтобы потом распрощаться с данной дисциплиной раз и навсегда.
Девушка как раз заканчивала переписывать в тетрадку вопросы для допуска к практическому занятию, как папка с заданиями упала на пол. Разумеется, не сама.
- Занимаемся? – вопросил знакомый голос, заставив Достоевскую вздрогнуть.
Жуков с тремя своими приятелями обосновались за соседним столом и с неким предвкушением в глазах смотрели на нее. Ничего хорошего ждать не стоило. Определенно.
Поспешно подобрав папку, Достоевская схватила свои вещи.
- Уже уходишь? – насмешливо спросил Жуков.
- Я закончила, - Достоевская быстро зашагала мимо столов к библиотекарю, чтобы сдать папку и забрать свой читательский билет. Холеная дама за стойкой смерила ее равнодушным взглядом, хотя девушке показалось, что в ее глазах мелькнуло сочувствие. Она, наверное, на самом деле жалко выглядела.
Разумеется, Достоевская зря надеялась, что от нее так просто отстанут. Стоило выйти из читального зала и отойти к окну, чтобы уложить вещи в сумку, как за спиной хлопнула дверь. Надо было сразу уходить, как можно дальше...
- И куда же ты убегаешь? – у нее из рук выдернули читательский билет.- Мы ведь только пришли.
- Отдай, - Достоевская сделала было шаг к смеющемуся парню, и тот бросил серые корочки одному из своих спутников.
- Какая же ты страшная на фотографии, - поморщился он, разглядывая билет, а затем кидая его приятелю.
- Явно после бурной ночи, - вторил тот, бросая читательский уже Жукову.
Тот с усмешкой глянул на Достоевская, остановившуюся на полпути, просто разорвал читательский по сгибу, и выбросил корочки в приоткрытое окно.
- Там все равно фотография была паршивая, - объяснил он.
На секунду Достоевская замерла, а потом бросилась вниз по лестнице, определенно на улицу.
Не слишком оригинальный способ ее задеть, но за то время, пока Жуков над ней издевался, они с приятелями много, что успели перепробовать. Фантазия, видимо, слегка поиссякла. Хотя их представления всегда собирают народ. И сейчас как на широкой лестничной площадке, так и на ступеньках собрались люди, которым палец в рот не клади, дай только поглазеть на очередное унижение. Главное, чтобы унижали не их.
Жуков также глянул на собравшихся, прекрасно зная: максимум, на что они способны, так это мысленно выразить свое сочувствие Достоевской. Против него никто из них не пойдет. Всем проще сделать вид, словно ничего не происходит, ни один не хотел неприятностей, а то, что они последуют, посмей кто заступиться за девушку, знал каждый.

***
Все еще не так плохо, ведь так?
Слабое утешение.
А если попробовать по-иному: могло быть и хуже...
Да, могло. От этой мысли становится немного, но легче.
Досточка со вздохом подняла вторую половину своего некогда читательского билета. На пару она безнадежно опоздала. Конечно, можно было бы забыть про несчастные корочки и поспешить на лекции, но находиться в тот момент рядом с Жуковым и его компанией для девушки не представлялось возможным. Хотя в данный момент ее пока заботило не это, а пропущенная пара.
Обычно профессор не жалует тех, кто пропускает его лекции, непременно спрашивая потом с прогульщиков вдвойне. Это второй раз, когда она позволила пропустить себе его лекцию, за что ей было крайне стыдно. Первый раз случился, когда Жуков с компанией закрыли ее в кабинете, откуда она уходила последней и где занятий в тот день больше не планировалось. Хуже всего было то, что кабинет находился в дальнем крыле здания, где в основном были подсобные помещения, и студенты с преподавателями без причин там не появлялись. Никто не слышал ее криков и стуков в дверь. Потому пришлось, пока не пришла уборщица, которая еще высказала Достоевской, что она думала о таких вот нерадивых студентах.
Можно, конечно, было кому-то позвонить на мобильный, наверняка нашелся бы человек, который ей помог, но Досточка прекрасно понимала, что узнай о помощнике Жуков, то мало не показалось бы никому...
Жукова Достоевская боялась, хотя и старалась не показывать своего страха. В начале первого курса она была для него чем-то вроде планктона: он есть, но его не замечаешь. Эта роль ее вполне устраивала, поскольку общаться с этим человеком у девушки желания не было никакого. Его беспардонность, наглость и высокомерие в обращении с окружающими Досточка считала неприемлемыми. Чего он не получал по-хорошему, то забирал силой.
Потому она просто держалась от него подальше, не понимая, отчего, к примеру, большинство девушек на курсе томно вздыхали, когда Жуков входил в аудиторию, и соревновались друг с другом за его внимание. Да, он был привлекателен, из хорошей семьи, его отец занимал какую-то высокую должность в прокуратуре, и перед юношей лебезили даже некоторые из преподавателей, но Достоевская все равно не понимала такого повышенного внимания к персоне Жукова. Все их общение сводилось к тому, что она, бывало, тихо просила перестать издеваться над тем, кто был выбран в жертву на этот раз, и пыталась помочь очередному объекту издевательств, чем могла. Может, ей бы и промолчать и вообще прохойти мимо, но насилие Достоевская не признавала и не переносила ни в каком его обличии.
А во втором семестре она сама сменила Робеспьера на роли главной мишени для Жукова. Последний стал всячески портить ей существование по каким-то ведомым только ему причинам. Жуков мог неделю не обращать на нее внимания, а затем вдруг вспомнить о ней, и с удвоенным энтузиазмом приниматься за старое.
Отвечать на вопрос преподавателя или же делать доклад перед группой было невыносимо, поскольку все сопровождалось едкими замечаниями по теме и без.
Когда-то она ходила с длинной косой, волосы всегда были ее гордостью. Жуков объявил, что это старомодно. Как Досточка его не просила, но парень косу ей обрезал, устроив из этого целое шоу. Благо, что хоть не под корень... Дома пришлось соврать, что ей надоели длинные волосы.
Несколько раз ее подставляли на контрольных, зачетах и экзаменах, словно бы она в наглую списывала. Правда, тут ей удавалось доказать, что это ошибка. Она банально просила преподавателя спросить ее любой вопрос по курсу и всегда отвечала, благо, что всегда усердно готовилась.
Однажды ее обвинили в воровстве. Один из приятелей Жукова заявил, что у него украли деньги; другой поддакнул, что видел, как Достоевская что-то искала в рюкзаке друга; сам Жуков потребовал, чтобы ее обыскали. Поднялась такая шумиха... Встал вопрос даже о ее возможном отчислении. Оправданий никто слушать не хотел. А потом все тот же Жуков, лениво зевая, вспомнил, что друг сам отдал деньги ему... Разумеется, кому-то все сошло с рук.
Досточка боялась Жукова и его выходок. Они от обидно-детсадовских могли вдруг перерасти в жестокие, грозившими серьезными последствиями. Правда, всякий раз насладившись моментом ее беспомощности Жуков оборачивал все так, чтобы они Достоевскую таки обошли. В конце концов, свое он получал, а лишаться игрушки ему, видимо, не хотелось. Ему просто нравилось над ней издеваться...
А вдруг когда-нибудь Жукову надоест играться? И тогда он доведет что-либо до конца? И тогда, кто знает, что может ее ожидать.
Единственное, что Жуков направленно не натравливал на нее остальных одногруппников, те над ней не издевались – просто не защищали. Хотя и находилась пара девушек, которым не нравилось, что таким вот образом именно Достоевской достается внимание их ненаглядного Жукова. Она сама этой логики не понимала, но ее о том никто и не спрашивал.
Винить кого-либо в равнодушии Досточка не могла. В конце концов, никто не хотел оказаться на ее месте. Она старалась без необходимости ни с кем не общаться, первой никогда не заговаривала и свое общество никому не навязывала. Вдруг любой ее неверный шаг спровоцирует Жукова?
Нет смысла идти на занятия. Последнюю пару она уже почти прогуляла – от той осталось полчаса. Потому Досточка, вновь вздохнув, пошла на автобусную остановку.


Придя домой, Достоевская обнаружила, что у них гости. К матери пришла соседка: вдвоем они сидели на кухне и о чем-то тихо разговаривали, судя по их лицам, тема была не из приятных. Стоило только девушке переступить порог кухни, как обе замолчали.
Поздоровавшись, Достоевская почувствовала себя лишней и поспешила выскочить из квартиры под предлогом прогулки с собакой. И хоть на душе было тревожно, но если надо, то ей сами все расскажут.
Что, собственно, и произошло за ужином. Вечером мать открыла причину, по которой приходила соседка. Ее сына со вчерашнего дня держали в местном СИЗО, ему готовы были вот-вот предъявить обвинение в грабеже. А он-то, дурак, всего лишь связался не с той компанией, которая и вовлекла его в эту историю. Правда, у всех его соучастников богатые родители, что тут же взялись выпутывать своих дорогих чад из переплета, куда те вляпались, решив скуки ради грабить случайных прохожих. Если первые два случая сошли им с рук и дали чувство полной безнаказанности, то на третий они попались и были сопровождены в отделение.
Сын соседки – Джек – уверял, что в предыдущих эпизодах участия не принимал, а в последний раз, ставший роковым, и не подозревал, что они собрались делать...
И в результате стараниями богатеньких пап и мам во всем обвинили именно его. Джеку грозил реальный срок. И его мать, растившая сына в одиночку, теперь находилась в полнейшей растерянности. Им дали ясно понять, чтобы он по-хорошему брал вину на себя, иначе ему предстоит узнать, насколько легко выбить признание из подозреваемого. Картина вырисовывалась не самая радужная.
Достоевская молча выслушала историю, не зная, что сказать...
Они жили на одной лестничной площадке, с детства знали друг друга, да и чего там – Джек был ее первой любовью, которая, впрочем, была на данный момент и последней. Она не знала, догадывался ли он о ее чувствах, признаться самой смелости у Достоевская не хватило бы никогда, но Джек всегда был с ней мил и доброжелателен. Этим девушка и привыкла довольствоваться.
И теперь Джеку нужна была помощь. Достоевская, как никто другой, понимала, каково это быть несправедливо обвиненным. Нужно было срочно что-то делать.
Вот только Достоевская не знала, к кому ей обратиться. Влиятельных друзей у нее не было, богатых знакомых не водилось. Она за свой институт, где над ней издевался Жуков, держалась по той причине, что некогда умудрилась поступить на бюджет и не могла себе позволить уйти и потерять практически единственную возможность получить хорошее высшее образование. Как потом смотреть в глаза родителям?
Под все категории, что определенно выдавали возможного помощника, попадал только один человек, от одной мысли о котором у нее по спине пробежали мурашки.
Всю ночь Достоевская не спала, думая, правильно ли она поступает?
Она решилась просить помощи у этого человека, прекрасно осознавая, что он вот так просто по доброте душевной ей помогать не станет, на это не стоило и надеяться. А вот в том, что, даже если он и согласится, то за свою помощь запросит очередное ее унижение, сомневаться не приходилось. Причем, здесь он должен продемонстрировать всю свою изобретательность.
Но разве это главное? Как она вообще могла думать о себе в такой ситуации?

***
Она сама никогда с ним не заговаривала. Хоть Достоевская и была дурной, но не до такой степени, чтобы намеренно привлекать к себе его внимание.
- Чего тебе? – Жуков, стараясь не выдавать своего интереса подобной инициативе, прислонился спиной к подоконнику и, скрестив руки на груди, воззрился на девушку. Та, собравшись с духом, рассказала о злоключениях друга. Разумеется, в анекдот о богатых сынках и взваленной на невинную душу вине Жуков не поверил, правда, сомнения свои не озвучил. Это тетехе, что стоит перед ним и теребит край шарфика, легко лапшу на уши повесить, а она и рада будет. Девчонка все приняла за чистую монету, и Жуков не сомневался, предоставь ей хоть сто одно доказательство вины ее приятеля, она все равно будет упрямо стоять на его невиновности. Мать Тереза.
- Мне можешь помочь только ты... – подытожила Досточка.
Так значит, пришла просить помощи? У него? Вот это номер. Жуков, следуя за ней, ожидал чего угодно, вплоть до мольбы оставить ее, наконец, в покое или же не трогать очередного бедолагу. Но Достоевская в который раз его удивила.
- А если я не хочу? – хмыкнул Жуков.
От этих, собственно, даже ожидаемых слов она вздрогнула, подняла взгляд на молодого человека и заметила, как он усмехается, глядя на нее. Разумеется, для него это игра, очередная возможность поиздеваться над ней.
- Я очень тебя прошу... – тихо произнесла Досточка.
Она ожидала, что процесс упрашивания либо не увенчается успехом, либо затянется: Жуков будет ломаться и наблюдать, как и что она станет делать, чтобы его, в конце концов, уговорить. Впрочем, Достоевская находилась в том положении, что была готова прилюдно встать перед ним хоть на колени, хоть на голову. Сейчас был важен сам результат, а не способ его достижения.
Но к ее удивлению Жуков капитулировал почти сразу:
- Ладно, я посмотрю, что смогу сделать. Вот только, сама понимаешь, не за просто так и даже не за спасибо.
- Я сделаю все, что угодно! – она подалась вперед, все еще не веря в услышанное. Несмотря на их трения, Досточка прекрасно знала, что слов на ветер Жуков не бросает. И если в его силах будет помочь, то он поможет.
- Все, что угодно, говоришь? – в его темных глазах вспыхнул огонек, определенно ничего хорошего не предвещавший, но в тот момент девушка, окрыленная своей маленькой, но победой, не обратила на это никакого внимания: - А не пожалеешь?
Она смотрела юноше прямо в глаза, словно бы желая понять, что значат его слова и чего ей ждать.
- Нет, - уверенно произнесла она, так и не опустив взгляда.
Зачем ее томить? Жуков ухмыльнулся, ну, сердобольная наша, посмотрим, как ты ответишь на это. Он сделал шаг ей навстречу, буквально сгреб девушку в охапку и склонил свое лицо к ее, удовлетворенно замечая страх, плескавшийся в голубых глазах.
- Обеспечишь мне досуг на один вечерок, - выдохнул ей в губы и тут же отпустил. Целовать ее он и не собирался, впрочем, ей хватило и крепких объятий, чтобы шарахнуться от него, как только те разжались. На щеках девушки горел яркий румянец, а сердце, небось, готово было вот-вот выпрыгнуть из груди. Сам Жуков мысленно усмехнулся, какими словами он начал тут выражаться. Можно было и по-другому, как обычно, но вряд ли бы его тогда вообще дослушали. Пожалел, как говорится, бедолагу.
- Ты хоть поняла, что я имею в виду? – усмехнулся Жуков, хотя по ее глазам видел, что поняла. Глупенькая, наивная, но не маленькая.
Спрашивать его о причинах смысла не было. Впрочем, как и не было смысла отступать. Если идти, то идти до конца. Более того, нельзя думать о себе, когда речь идет о дорогом ей человеке. Это низко.
- Когда? – лишь сдавленно спросила она.
- После того, как он окажется на свободе, - авансы были ему не нужны.
- А если я обману? – вдруг спросила Достоевская, слегка склонив голову к плечу.
Жуков не спускал с нее глаз.
- Не обманешь, - ухмыльнулся он и, помолчав, добавил: – Знаешь ведь, что со мной лучше не шутить.
Она знала.

2.
Для себя Жуков решил, что выждет, по крайней мере, неделю после просьбы Достоевской. Как лишить себя удовольствия помучить девчонку? На все ее возникшие и озвученные вопросы он будет отвечать, что все помнит, но сейчас, увы, ничего не получается. А затем он сначала посмотрит, как Досточка будет себя вести, и потом, собственно, решит, будет ли вообще что-либо предпринимать. В конце концов, Жуков ничего конкретного, вроде обязательного вызволения друга детства Достоевской, не обещал. Какой тогда с него спрос?
...Вот только прошло два дня, как Достоевская осмелилась к нему подойти, однако второй раз проворачивать подобный финт она отчего-то не собиралась, несмотря на жуткую неопределенность, созданную его же стараниями. Каждую перемену Жуков ждал, как его окликнут тихим неуверенным голосом и вновь отзовут в сторону, а на каждой паре ожидал какую-нибудь записку с очевидным вопросом. Правда, записки были, но не о том и не от той.
Достоевская, казалось бы, совершенно забыла, что вообще его о чем-то просила. Словно бы ничего не было. Может, передумала? Решила, что ее девичья честь дороже, чем будущее того завравшегося бедолаги? Или же неожиданно вдруг поняла, что этот человек не стоит ее стараний? Или проблема разрешилась без ее участия?
А, может, не осмеливалась подойти к нему при всей его компании, которая непременно бы не оставила без внимания сей факт?
Что ж, Жуков честно дал ей шанс, несколько раз специально оставаясь один, но вниманием его не удостаивали, словно бы ни в какой помощи со стороны юноши не нуждались вовсе... Ситуация начинала откровенно злить. Если сначала Жуков за всеми своими важными и не очень делами иногда вспоминал о том, что вот-вот к нему должны вновь подлезть с просьбой о помощи, то вдруг потом понял, что, отодвинув все на задний план, только и ждал, когда же к нему, наконец, подойдет Достоевская. Словно бы у него других забот не было. И это злило еще больше.
А Достоевская по своему обыкновению являла собой средоточие всемирной вежливости и робкой приветливости, правда, Жуков не смог не отметить, что выглядела она рассеянной и зачастую витала где-то в облаках. На занятиях за ней подобного поведения не водилось, а теперь она даже не с первого раза слышала, как преподаватель к ней обращается. Вскакивала с места, виновато опускала глаза и извинялась под смешки однокурсников. Все это ясно говорило, что ее мысли были заняты чем-то другим, куда более важным, чем формулы, определения и даты.
...И под конец третьего дня терпение Жукова таки лопнуло.

По окончании лабораторной работы по физике, при подготовке к которой Достоевская недавно лишилась своего читательского билета, девушка осталась, чтобы сдать отчет и защитить теорию по теме. Очередное требование, чтобы получить желаемый зачет. Приходилось не только предоставлять учителю оформленную в тетради работу с полученными в ходе эксперимента данными, но и отвечать на теоретические вопросы. Только после этого преподаватель засчитывал лабораторную. И хотя студенты называли это не чем иным, как форменным издевательством, но требований физик не менял. Лишь разводил руками и вздыхал, мол, надо, братцы, надо.
Как обычно, Достоевская пропустила вперед всех однокурсников, сдававших, кто теорию, кто практику, и под конец осталась один на один с преподавателем. За окном уже стало смеркаться, а физик то и дело посматривал на часы, правда, все же задал девушке вопрос и даже отвел время на подготовку, как его вызвали на кафедру. Театрально вздохнув, учитель наказал Достоевской готовиться и ждать его возвращения, после чего вышел, аккуратно прикрыв за собой дверь.
Достоевская послушно уткнулась в конспект. Учитель и так остался после пар, хотя и не был обязан, и задерживать преподавателя еще дольше своим незнанием, за которым последуют попытки физика ее "вытянуть", очень не хотелось. Вот только в последнее время у нее все буквально валилось из рук. Она слишком волновалась за Джека, мысли о котором заставляли ее буквально выпадать из реальности. Насколько она знала, дела его лучше не стали...
Дверь скрипнула, заставив Достоевскую оторваться от конспекта и посмотреть на того, кто пришел в столь поздний час, когда занятия уже закончились. Наверное, кто-то что-то забыл или же неожиданно быстро вернулся преподаватель.
К удивлению, на пороге стоял Жуков. Он усмехнулся, поймав на себе ее обескураженный взгляд, и уверенным шагом направился к Достоевской. Девушка следила за ним, словно бы жертва за приближающимся охотником, однако не решалась не то, чтобы спросить о причинах появления Жукова, но даже банально пошевелиться.
Не спеша, Жуков подошел к ее столу, отодвинул близстоящий к девушке стул и, перевернув его спинкой вперед, уселся и испытующе воззрился на Достоевскую. Казалось, что под его прямым взглядом ей захотелось просто исчезнуть, стать чем-то мелким и незаметным.
- Хочу спросить. Тебе еще нужна моя помощь? – вопросил Жуков, на что Достоевская удивленно хлопнула своими глазищами и лишь сдавленно кивнула.
- А я вот почему-то решил, что ты хочешь отказаться, - как бы невзначай бросил Жуков. - Ну, можно было бы подойти и спросить, как все продвигается, а ты и вида не показываешь, что тебя оно интересует.
- Зачем?.. – начала было Достоевская, но Жуков ее нетерпеливо перебил:
- Как зачем? Это кому надо, мне что ли?!
Наверное, слишком резко сказал, поскольку девушка вздрогнула, опустила взгляд и усердно затеребила в руке кончик нашейного платка. На какое-то время воцарилось молчание, и образовавшуюся тишину заполняло едва слышное гудение какого-то аппарата в углу и тихое потрескивание ламп дневного света под потолком.
Жуков ждал, хотя ужасно хотелось схватить Достоевскую за плечи и хорошенько встряхнуть, чтобы ее высочество удостоило его ответом. Жуков так и собирался уже сделать, как девушка тихо произнесла:
- Зачем мне тебе лишний раз надоедать? Ты ведь уже все сказал... Если до сих пор ничего не произошло, то либо у тебя не было времени, либо пока нет результата...
Как все, оказывается, просто у нее получается. Более жалкого оправдания он еще не слышал.
- Вот ведь глупая... – скривился Жуков. - Твоя пассивность просто убивает. А если я забыл? Или решил обмануть?
Вновь молчание. Словно бы каждое слово давалось ей путем неимоверных усилий. Хотя, может, так оно и было.
- Я тебе верю... – тихо произнесла она, теребя в руках платок. В ее словах было столько неподдельной искренности, что Жукова аж передернуло. Как все, оказывается, просто... Верить человеку, который столько времени систематически над ней издевался? Глупости... Сам Жуков верил только себе и считал, что единственно правильный выбор. В людях он видел кучу мотивов для лжи и обмана. Слова любого человека он принимал как данность, информацию, которая еще нуждалась в проверке, не более того.
Жуков нахмурился: она ведь действительно ему верила. После всего, что Жуков ей сделал, он должен был стать последним человеком на Земле, которому стоило доверять. Но Достоевская, забывая обиды и унижения, так не считала. Впрочем, ей ведь ничего другого и не оставалось. Будь на ее месте кто-нибудь другой, то Жуков точно усомнился, а тут бесполезно. Это же Достоевская со своими такими нехитрыми и глупыми соображениями насчет мира и людей, его населяющих.
Прямо идеал веры и надежды. Святая простота. С нее только иконы и писать.
И как можно вообще быть такой? Наивной, доверчивой и слабой. Что за ошибка природы? Сидит перед ним, виновато опустив ресницы, боясь даже лишний раз вздохнуть.
Достоевская кажется настолько хрупкой, что прикоснись – и она разобьется, не собрать, не склеить. Правда, именно эта девчонка терпела его издевательства, заставляя принимать себя такой, какая она есть со всеми ее тараканами, повернутыми на гуманизме. И он ведь уже перестал искать лживость в ее мотивах и притворство в действиях. Принял как факт, что Достоевская просто была такая вот дурная, ненормальная и прямо таки напрашивалась на то, чтобы доказать ей, как же она заблуждается в своем миропонимании.
Может, потому Жуков до сих пор не мог оставить ее в покое. Достоевская же, несмотря на свой страх перед ним, который ощущался чуть ли не физически, даже и не думала отказываться от своих дурацких принципов. Казалось бы, от нее только и требовалось притвориться, что урок усвоен, и больше не высовываться. А она же...
Жуков понял, что слишком долго молчит. Ему захотелось высказать, что он обо всем этом думает. Прямо глядя ей в глаза. Не хочет или не может на него смотреть? Не проблема.
- Жуков? – прозвучал с порога удивленный голос преподавателя, заставивший юношу одернуть руку. – А вы что тут делаете? Тоже хотите защитить лабораторную?
Мысленно обматерив так не вовремя вернувшегося учителя, Жуков поднялся:
- Нет, не хочу. Пришел кое-что ей вернуть, - ответил он, кивком указывая на девушку, а затем уже обратился к Достоевской, которая определенно была рада появлению физика: - Надеюсь, ты не забыла о твоей части договора, если я выполню свою? – последняя фраза была брошена специально, чтобы стереть с ее лица вымученную улыбку и заставить стыдливо вспыхнуть...
Из лаборатории Жуков вышел, мысленно костеря, но не Достоевскую, а себя. Ведь он, по причине какого-то непонятного ему самому порыва, решил, что обязательно ей поможет.

3.
Обратившись к нему за помощью, Достоевская просчиталась только в одном. Во-первых, Жуков, как не старался, но не мог представить, что он пойдет и будет просить – неважно у кого – о помощи, и уж тем более у отца. Это прерогатива Достоевской и иже с ней – унижаться перед сильнейшими, к последним, впрочем, Жуков всегда относил и себя.
А, во-вторых, была еще одна причина, которая категорически отрезала любую возможную мысль вспомнить, какую должность занимал родитель... Достоевская о том, разумеется, не знала. Да и откуда?
Ведь факт, что его отец прокурор, вовсе не означал, что тот станет помогать сыну, стоит только Жукову обратиться к нему с просьбой, касающейся его профессиональной деятельности. От отца Жуков унаследовал не только сталь в глазах. Все родные и близкие замечали, насколько они похожи и характерами. Оба не поддавались внушению, были верны свои внутренним принципам, а не навязанным кем-то извне; оба шли к цели, не особо считаясь с методами ее достижения – для них был важен сам результат, а все остальное и сопутствующее являлось по сути вторичным.
И потому Жуков прекрасно понимал: если он когда-нибудь оступится, то покрывать его отец не станет. Разговор будет коротким, как, впрочем, всегда. Натворил – отвечай. И родителю совершенно неважно, если именно от его вмешательства будет зависеть дальнейшее будущее сына. Жизнь ведь не игра, где в любой удобный момент можно было загрузить сохраненную локацию и начать по новой. Не умеешь выкручиваться сам - лучше сиди и не высовывайся.
Потому Жуков прекрасно знал, что к отцу он не пойдет. Тот не станет слушать сына о несчастном идиоте, подставленным подельниками. Отец часто возмущался на тему, что кто-то из знакомых семьи пытался просить его о помощи какому-нибудь бедолаге. И всякий раз ответ отца являл собой категорический отказ. «Суд разберется, виноват или нет». На отца обижались, пытались уговаривать и даже давить, но все попытки повлиять на ход дела через него заканчивались крахом. А отец не слишком переживал, если оскорбленные отказом люди после этого рвали с ним отношения, только отмахивался, что легче дышать стало.
Было дело, что на отца и покушались несколько раз, правда, его словно бы хранила какая-то неведомая сила, и он всегда выходил сухим из воды. И даже после этого отец не собирался менять свои принципы, оставаясь непреклонным.
И Жуков знал, что первым человеком, которому отец скажет твердое «нет», будет именно его сын, который к тому же явно упадет в глазах родителя и вернуть прежнюю позицию будет далеко не просто. Скорее Достоевская перестанет быть такой вот инфантильной дурочкой, чем по одному звонку прокурора решится заданная проблема.
К тому же Жуков был уверен, что этот Джек сам был виноват не меньше остальных, он прекрасно знал, на что шел, но вот не рассчитал, что может случиться провал и козлом отпущения окажется именно он.
Просить у отца за преступника? В самой фразе закралось уже три логические ошибки...
Правда, это вовсе не означало, что свое слово Жуков не сдержит.
Подумаешь, на отца рассчитывать не стоит. Когда это останавливало Жукова? Он был готов отвечать за любое свое действие или поступок. С отцовской протекцией или без. Видя цель, Жуков не замечал преград и не отступал перед трудностями. Последствия его не заботили, и с новоявленными проблемами он разбирался по мере их поступления.
Жуков привык справляться со всем сам.
Справится и теперь.
Ведь всегда найдутся люди, которые готовы были лебезить перед сыном своего прямого начальника, в надежде, что когда-нибудь им это зачтется. Сам Жуков наверняка знал, что никогда и не зачтется. Разве что отец, узнав, что подчиненные воротили за его спиной, не устроит тем очередную выволочку с последующим увольнением. Самоуправства отец не терпел. В связи со сложным характером прокурора помощники у него менялись довольно часто. И, казалось, что новый сотрудник приходил лишь для того, чтобы вновь чем-то не устроить своего руководителя и, быстро освободив кабинет от своих вещей, уступить место новому кандидату.
Жуков часто бывал на работе отца, мотивируя это тем, что хочет набраться опыта. В конце концов, он же на юридическом факультете учится. Подобное рвение отец не то, чтобы особо поощрял, но и не препятствовал. Потому Жуков всегда знал, кто у отца в помощниках, и всегда старался держать этих людей в поле своего зрения. Сыну начальника, который умел показать, кто является хозяином положения, обычно не отказывали. У Жукова на самом деле была странная власть над людьми, его слушали, за ним шли, ему подчинялись. Отчего же этим не пользоваться?
На этот раз оказать Жукову услугу должен был невысокий молодой, но уже довольно полноватый мужчина. Очки в черной оправе, серьезный взгляд и раболепская улыбка. Определенно, вот еще один человек, который так и не сумел найти подход к своему непосредственному начальнику и находился в поиске обходных путей. И по радушию, с которым его встретил помощник прокурора, можно было абсолютно точно сказать, что за такой вот обходной путь и приняли Жукова. Как обычно. Осталось только сказать, что требуется, а остальное – дело техники.
...К вечеру третьего дня Жуков получил на мобильный телефон сообщение о том, что проблема Джека почти решена, и усмехнулся гаснущему дисплею.
Все интересное только начиналось...

***
Последующие три дня прошли, словно в туманной дымке. Неопределенность давила, не давала спокойно дышать, натянув где-то внутри тонкую струну нарастающей тревоги, что грозила перейти в банальную панику.
По своему обыкновению Достоевская старательно сохраняла внешнее спокойствие. Напускное равнодушие было привычной маской, чтобы никого из окружающих не волновать. Наверное, потому близкие не знали, что в институте над ней издеваются однокурсники, как, к примеру, когда-то были не в курсе, что некогда еще в школе ей устроили бойкот. О своих проблемах Достоевская не распространялась, пытаясь разрешить их сама, хотя оно и не всегда получалось. Но если ты не можешь с чем-либо справиться самостоятельно, то это никому не дает права перекладывать свои трудности на окружающих. И дело заключалось вовсе не в том, что просить было банально стыдно. Достоевской казалось, что каждая ее просьба буквально камнем повиснет на шее человека, которого она осмелится озадачить, не давая тому спокойно спать и вообще жить.
Другое дело, проблемы дорогих ей людей. В данном случае Достоевская даже умудрилась просить помощи у человека, который ее терпеть не мог и который не раз это показывал, избегая намеков и полутонов.
.
Тот вечер Достоевская коротала дома. За окном шел дождь, крупные капли которого мерно барабанили по стеклу, отбивая незамысловатый мотив. Осень заставила себя подождать, уступив лету почти весь сентябрь, и теперь спешно вступала в права. Уже второй день, как зарядили дожди и, судя по прогнозам синоптиков, прекращаться в ближайшее время они не собирались.
Часы на стене безучастно отмеряли время, которое, казалось бы, в насмешку замедлило свой ход. Обязательный атрибут ожидания, своеобразный заговор в пространственно-временном континууме, не иначе.
Забравшись с ногами на диван и укрывшись теплым клетчатым пледом, Достоевская пустым взглядом смотрела на страницы раскрытой книги, лежавшей у нее на коленях. Мысли отказывались крутиться вокруг перипетий в судьбах героев, а в каком-то затейливом хороводе устремлялись к Джеку и порождали множество вопросов, которые так и оставались без ответов... Девушка мысленно корила себя за нерешительность и слабость. Страх навязаться заставляли держаться Достоевскую в стороне: она не проводила ночи у следственного изолятора, не носила ежедневно передачки, вообще не пыталась хоть как-то связаться непосредственно с самим Джеком или же не бегала каждые пять минут к соседям, чтобы спрашивать не изменилось ли что-либо в ситуации с их сыном. Вела себя так, словно бы ничего не происходило, словно бы ее ничего не касалось... Внешнее напускное равнодушие, наверное, в глазах окружающих делало ее до безобразия безучастной, но иначе Достоевская просто не могла.
Привычная опротивевшая маска, говорящая близким, что у нее все хорошо, что за нее не стоит волноваться и переживать. Слишком много условностей и рамок, которые Достоевская сама себе выстроила, сломать и преодолеть которые она уже не могла. Потому ей оставалось только ждать.
Хотя куда больше Достоевская боялась, что выдаст свою влюбленность в Джека, тем самым, поставив того в затруднительное положение. В том, что ее чувства не взаимны, девушка была абсолютно уверена, как и в том, насколько тяжело находиться рядом с человеком, который в тебя безответно влюблен...
Прошла уже почти неделя с того момента, как Достоевская попросила Жукова о помощи. И девушке оставалось только верить, что он сдержит свое слово. Неважно, какие распри стояли между ними, заставляли ее буквально шарахаться от однокурсника, а того, в свою очередь, кривить губы в ухмылке при виде Достоевской, но Жуков впустую никогда ничего не обещал. Правда, возможность, что для нее он сделает исключение, все же допускалась. Но стоило сомнениям прокрасться к сердцу, как Достоевская старательно от них отмахивалась. Нужно верить, и тогда все, что задумано, случится. Люди ведь они по своей природе хорошие. Даже Жуков.
Достоевская упорно гнала мысль о поставленном тем условии, решив, что вспомнит о нем, когда Джек окажется вне казенных стен. Ведь ничего еще не выполнено. Более того, условие все больше казалось шуткой, глупой и жестокой. Жуков просто в очередной раз захотел посмеяться над ней. Его предложение - кульминация игры, которую он затеял еще несколько месяцев назад, не иначе. Он определенно что-то задумал, но вряд ли эта идея вязалась с поставленным условием. Достоевская ведь была явно не в его вкусе, и она искренне считала, что Жуков жил по избитому правилу «полюбить так королеву...». У них на потоке подобных «королев» было пруд пруди, и каждая считала чуть ли не долгом построить Жукову глазки и попробовать закрутить с ним короткую, но таки интрижку. Сам Жуков явно был не прочь, вот только ярлык чьей-то собственности на себе ставить не спешил, отчего длительные отношения и он казались чем-то несовместимым и почти невозможным.
Судя же по тому, как Жуков старательно и уперто указывал Достоевской на ее место, то она была ему не просто не приятна, а до крайности отвратительна. Потому-то его слова казались именно, что очередной забавой, поводом посмеяться над ней, вновь обозначить, насколько же он ее презирает. Но, если его стараниями с Джека снимут все эти глупые обвинения, то Достоевская знала, что она вытерпит все, что Жуков для нее напридумывает...
Последние три дня Жуков ее банально игнорировал, что с одной стороны радовало, с другой - настораживало. Он словно бы давал понять, что отыграется потом. Возьмет свое за все и сразу...
Из невеселых раздумий, словно из душных объятий кошмара, девушку вывел звонок в дверь. Достоевская вздрогнула, пытаясь понять, кто бы это мог быть. Мать находилась на ночном дежурстве и раньше утра точно не появится, а отец пребывал в очередной командировке до ноября.
У входной двери звонко затявкала собака. Достоевская давно научилась разбираться в поведении питомца. И сейчас, судя по лаю, человека, стоявшего на пороге, собака определенно знала. Не было тех настороженных и предупреждающих ноток, почуй та незнакомца.
Отбросив в сторону плед, чем заставила книгу с глухим звуком упасть на пол, Достоевская поспешно прошла в коридор.
Каково же было ее удивление, когда она увидела хоть и искаженный стеклом глазка, но явно силуэт Джека. Девушка даже шарахнулась от двери, легонько ущипнув себя за руку: не привиделось ли? Может, она заснула на диване?
Но дверь и коридор никуда не исчезли, впрочем, как и сам Джек.
Сердце пропустило удар, а затем забилось сильно-сильно, так, что Достоевской показалось, словно бы Джек, стоявший на пороге, мог отчетливо его слышать.
Девушка глубоко вздохнула, пытаясь хоть немного унять разгонявшую сердце радость. Получилось, правда, плохо, но заставлять Джека топтаться на пороге, было, по крайней мере, не вежливо.
Повернув щеколду замка, Достоевская распахнула дверь, и только хотела что-то сказать, как все слова буквально застряли где-то в районе щитовидки, когда она встретилась со взглядом стальных глаз.
Чтобы исключить все возможные впоследствии вопросы и недоразумения, Жуков, похоже, решил лично доставить Джека домой, а заодно продемонстрировать оного Достоевской.

@музыка: Sunrise Avenue - I Don't Dance

URL
Комментарии
2012-03-06 в 22:10 

sillvercat
Горю! Конопляное поле.
У меня только два вопроса.
1. ГДЕ ПРОДОЛЖЕНИЕ??!!
2. Почему это не выложено на фест?!!
Прочла одним махом. Отлично.
Ну, кое-где можно побетить, но можно и не...
:dance2:

2012-03-06 в 22:20 

Кошка Шредингера~
Я вроде есть, и вроде нет меня
sillvercat,
ну, оно как бы пишется... да, пишется.
моей смелости хватило только на то, чтобы начать выкладывать его на КФ, но по причине того, что туда мне почти не прорваться из-за каких-то неведомых проблем с сервером, то дописывать буду уже тут... А заодно и дневник поведу, почитаю соционофики, может, чему и научусь.
Спасибо большое за отзыв=) Банально рада и польщена=)

Ну, кое-где можно побетить, но можно и не... :dance2:
а также отгамить и ты.ды. =)) косячить я умею.
Вопрос на миллион: ТИМы, на твой взгляд, узнаются?

URL
2012-03-06 в 22:41 

sillvercat
Горю! Конопляное поле.
Кошка Шредингера~,
Вопрос на миллион: ТИМы, на твой взгляд, узнаются?
Ещё как!
"Жуков не терпел лицемерия, воплощением которого и была для него Достоевская". Вот такого дивного обоснуя конфликта ЖукоДост вообще ни у кого не припомню.
Господи. если б она ему хоть раз в глаз дала, сразу бы отстал и зауважал. Это был крик души)))
Могу дать ссылку на фик кое-кому? Комментить они, может, и не будут, но почитают с удовольствием.
И да, уже хочется проды ;)
Обычно я нахожусь в такой ситуации и мытарю ПЧ. особенно лихо было с "Королевой")))
Как аукнется, так и откликнется, как гриццо...

косячить я умею.
Это не косячить, это просто замыливается глаз. Так он у всех замыливается, когда текст не драббл.

А что такое КФ, пардон муа?? (я сельпо))

2012-03-06 в 22:49 

Кошка Шредингера~
Я вроде есть, и вроде нет меня
sillvercat,
Вот такого дивного обоснуя конфликта ЖукоДост вообще ни у кого не припомню.
дико дивного? Или содет? Пардоньте, что терзаю на тему, но я сельпоXD в соционике><"

Господи. если б она ему хоть раз в глаз дала, сразу бы отстал и зауважал. Это был крик души)))
тут я промолчу, ибо ОО...

Могу дать ссылку на фик кое-кому? Комментить они, может, и не будут, но почитают с удовольствием.
я не против, запись все равно не закрыта. Правда, сразу снимаю с себя ответственность за надругательство над психикой людей><"

Обычно я нахожусь в такой ситуации и мытарю ПЧ. особенно лихо было с "Королевой"))) Как аукнется, так и откликнется, как гриццо...
у меня получается случайно, ибо пишу крайне медленно... К тому же этот фик был почти заброшен в угоду другому ЖукоДосту, но нашелся человек, который вернул интерес к этой заявке.
"Королева" - галочка, чтобы почитать+)))

А что такое КФ, пардон муа?? (я сельпо))
Книга Фанфиков=)
ficbook.net/index.php

URL
2012-03-06 в 23:05 

sillvercat
Горю! Конопляное поле.
Кошка Шредингера~,
дико дивного? Или содет? Пардоньте, что терзаю на тему, но я сельпоXD в соционике><"
Да чего пардоньте-то, я со всем с удовольствием...
Очень дивного, да.
Я в соционике не Копенгаген. Я этик, пишу по наиию совершенно и при слове "дихотомия" впадаю в ступор. Но здесь, у тебя, мне кажется, ОЧЕНЬ тимно.

тут я промолчу, ибо ОО...
Ну я не можу просто, ну не можу же яяяяя.... *плачет*

за надругательство над психикой людей><"
Им понравится.

К тому же этот фик был почти заброшен в угоду другому ЖукоДосту, но нашелся человек, который вернул интерес к этой заявке.
Тут опять имею спросить 2 вопроса: в угоду КАКОМУ ЖукоДосту??)) И второй - заявка была принята? Что-то очень смутно я её помню...

"Королева" - галочка, чтобы почитать+)))
Наверно, из всего, что я понаписала, она самая... Ну и "Возвращение Королевы", да. *голосом Льва Толстого* )))

Книга Фанфиков=)
О. Не знала. Мерси!

2012-03-06 в 23:17 

Кошка Шредингера~
Я вроде есть, и вроде нет меня
sillvercat,
Да чего пардоньте-то, я со всем с удовольствием...
тогда пардоньте за пардоньте. Я всегда извиняюсь, когда надо и не надо. Не поддается излечению.

Я в соционике не Копенгаген. Я этик, пишу по наиию совершенно
зато как пишешь!

при слове "дихотомия" впадаю в ступор.
прямо аналогично... *в ступоре*

Ну я не можу просто, ну не можу же яяяяя.... *плачет*
не надо плакать... не надо Оо... Думаю, скоро все скажу-покажу. Неожиданно просто как-то вышло.


Тут опять имею спросить 2 вопроса: в угоду КАКОМУ ЖукоДосту??)) И второй - заявка была принята? Что-то очень смутно я её помню...
заявка была принята и даже исполнена, по-моему, даже оч.хорошо исполнена, но я же люблю поизвращаться, в результате несколько перегнула палку с сюжетом, насмотревшись, видать, дорам, но точно не дотянув до какого-нибудь сносного уровня. Свое исполнение нигде не выкладывала, ибо совсем-совсем сырое и вторая его половина кусками-отрывками.

Наверно, из всего, что я понаписала, она самая... Ну и "Возвращение Королевы", да. *голосом Льва Толстого* )))
когда автор так говорит, то точно нужно прочитать=))

О. Не знала. Мерси!
Ю а велкамXD

URL
2012-03-06 в 23:44 

sillvercat
Горю! Конопляное поле.
Кошка Шредингера~,
Я всегда извиняюсь, когда надо и не надо. Не поддается излечению.
А надо давать в глаз)))

прямо аналогично... *в ступоре*
Этик, чо. :buddy:
А от слов "суггестивная" или того хлеще "активационная" ты в ступор впадаешь??

заявка была принята и даже исполнена
Осссспади.... А в каком туре, не помнишь? Хоть гляну.

Свое исполнение нигде не выкладывала, ибо совсем-совсем сырое и вторая его половина кусками-отрывками.
То есть вторая половина таки есть, и это радует... ;-)

когда автор так говорит, то точно нужно прочитать=))
Ну если говорить о Жуках, то тогда "Янтарь и сталь"
www.diary.ru/~sillvercat/p169824613.htm
Потому как он у меня был первым Жуко-фиком из IRL, за это я его нежно люблю))

Всё, я отползаю, дорогая, мы чот так удачно языками зацепились, и я замусорила твой днев. Но прощения не прошу! ;-)

2012-03-06 в 23:54 

Кошка Шредингера~
Я вроде есть, и вроде нет меня
sillvercat,
А надо давать в глаз)))
давали и не раз=)) но жизнь ничему не учит!

Этик, чо. :buddy: А от слов "суггестивная" или того хлеще "активационная" ты в ступор впадаешь??
боже, и я еще осмелилась писать по соционике:facepalm2:

Осссспади.... А в каком туре, не помнишь? Хоть гляну.
pay.diary.ru/~socionicfics/p164592380.htm

То есть вторая половина таки есть, и это радует... ;-)
если оно вообще может радоватьXDDD Я боюсь сие перечитывать, чтобы потом дописать хоть как-нибудьXD

Потому как он у меня был первым Жуко-фиком из IRL, за это я его нежно люблю))
ммммм, спасибо за наводку=) ушлепала читать.

Всё, я отползаю, дорогая, мы чот так удачно языками зацепились, и я замусорила твой днев. Но прощения не прошу! ;-)
зато, так сказать, тут есть жизньXD
Так что и не надо просить=)

URL
2012-03-07 в 10:01 

sillvercat
Горю! Конопляное поле.
давали и не раз=)) но жизнь ничему не учит!
ТЫ давала в глаз?? О_о

боже, и я еще осмелилась писать по соционике
Да, люди и такие слова знают, и даже в понятиях ориентируюся, представь! Но не я. У меня под рукой РОБёнок, её и спрашиваю.

Я боюсь сие перечитывать
А придётся!! (с)))

Так что и не надо просить=)
Туше!)
Френди больше народу. общайся, и сюда понабегууууут...
А вообще я б это исполнение на фест выложила бы на твоём месте. да...

2012-03-07 в 23:32 

Кошка Шредингера~
Я вроде есть, и вроде нет меня
sillvercat,
ТЫ давала в глаз?? О_о
нет, мне давали за вечные извиненияXD

Да, люди и такие слова знают, и даже в понятиях ориентируюся, представь! Но не я. У меня под рукой РОБёнок, её и спрашиваю.
как хорошо иметь Роба под рукойXD А вот у меня Робов нет, так что придется самой штудировать...

А придётся!! (с)))
а, может быть, нет?..

Туше!) Френди больше народу. общайся, и сюда понабегууууут... А вообще я б это исполнение на фест выложила бы на твоём месте. да...
От меня народ шарахаетсяXD
А ту заявку не приняли... Я потому и взялась ее писать.

URL
2012-03-08 в 00:10 

sillvercat
Горю! Конопляное поле.
нет, мне давали за вечные извиненияXD
О_о
Ыыы. действительно, не учит))

как хорошо иметь Роба под рукойXD А вот у меня Робов нет, так что придется самой штудировать...
Не, ну под рукой хорошо иметь любого логика, хоть чёрного, хоть белого. Баля. Габена. Жукова)))
Они отлично всё раскладывают по полочкам. Кое-что даже усваивается, чесслово.

а, может быть, нет?..
Надо, Федя, надо! (с))

От меня народ шарахаетсяXD
Это карма истых Достиков, но уж если их кто полюбил - это навеки)

А ту заявку не приняли... Я потому и взялась ее писать.
Ах, воооот оно что....
А не приняли. наверное. потому, что только что были такие же ЖукоГеки, ну, по которым я отписалась. Чот такое мне помнится.
Но, когда допишешь, можно вот сюда отправить: www.diary.ru/~sociofiction

2012-03-08 в 17:57 

Кошка Шредингера~
Я вроде есть, и вроде нет меня
sillvercat,
Ыыы. действительно, не учит))
вот-вот><" Грабли также здесь бессильны

Не, ну под рукой хорошо иметь любого логика, хоть чёрного, хоть белого. Баля. Габена. Жукова))) Они отлично всё раскладывают по полочкам. Кое-что даже усваивается, чесслово.
у меня маман - Жук, так что да, усваивается точно><"

Надо, Федя, надо! (с))
ыть...

Это карма истых Достиков, но уж если их кто полюбил - это навеки)
я даже недоДост, точнее недоДостоесь. Как-то так><" По крайней мере, типировали меня то в одного, то в другого... Сама запуталась.

А не приняли. наверное. потому, что только что были такие же ЖукоГеки, ну, по которым я отписалась. Чот такое мне помнится.
Признаться, после таких ЖукоГеков правильно сделали, что не взяли=)))

URL
2012-03-11 в 02:22 

vowel
Розмарин
по фику

Вообще, понравилось, интересно очень и напряженно. Тоже изо всех сил жду продолжения. :shuffle:


А от слов "суггестивная" или того хлеще "активационная" ты в ступор впадаешь??
Правда, впадаете? Надо же. :) Это, наверное, как я, когда в треде каком-нить что-то скажу, а человек мне за это «спасибо» ответит. И я сижу, пялюсь в монитор глазами бешеной белки, ломая голову, надо ли ему отвечать и, если надо, то что?? Очень это проблема для меня. Обычно молчу, а потом совесть мучает.

А для того, чтобы дать человеку в глаз, вам надо просто представить, что это ваш долг, гражданский и человеческий. Иногда это реально так.

2012-03-11 в 07:56 

sillvercat
Горю! Конопляное поле.
Кошка Шредингера~,
у меня маман - Жук,
:friend2:

я даже недоДост, точнее недоДостоесь. Как-то так><" По крайней мере, типировали меня то в одного, то в другого... Сама запуталась.
Я очень часто вижу именно такой гибрид))))

Признаться, после таких ЖукоГеков правильно сделали, что не взяли=)))
Нее, то ж совсем другое...

vowel,
Правда, впадаете? Надо же. :)
Логикам не понять тоски замёрзшего якута ;)

2012-03-11 в 13:38 

Lady Beatrice
"- Есть очень мало людей, которых я люблю, и ещё меньше тех, о ком я хорошо думаю. Чем больше я смотрю на этот мир, тем меньше он мне нравится." ©
Кошка Шредингера~, здравствуйте ;) Я тут мимопроходившая незнакомая Достоевская. Мне sillvercat порекомендовала ваш фик (я тут вроде полюбила пейринг Жуков/Достоевский(ая)) ^___^

Очень понравилось и очень интригует. Люблю, когда написано вТИМно и с подробными описаниями внутренних чувств и переживаний. История увлекает, читается очень легко. И в то же время ощущается приятное и многообещающее напряжение. Я тоже с нетерпением жду продолжения :goodgirl:

Спасибо вам за фик, и надеюсь, что я вас не слишком побеспокоила.

2012-03-11 в 20:19 

Кошка Шредингера~
Я вроде есть, и вроде нет меня
vowel, вау*____*
Огороменное спасибо за такой развернутый анализ! То, что доктор прописал=)
читать дальше
Вообще, понравилось, интересно очень и напряженно. Тоже изо всех сил жду продолжения. :shuffle:
тогда я могу самовлюбленно и финтя ушами сделать вывод, что написала хотя бы читабельноXD, а то с этим тоже проблемы=))

Правда, впадаете? Надо же. :)
угу... до меня местами, как до жирафа==

А для того, чтобы дать человеку в глаз, вам надо просто представить, что это ваш долг, гражданский и человеческий. Иногда это реально так.
думаю, когда дело затронет интересы близкого мне человека, то тут точно будет самый настоящий долгXD

Еще раз большое спасибо=))

URL
2012-03-11 в 20:21 

Кошка Шредингера~
Я вроде есть, и вроде нет меня
sillvercat,
:friend2:
типа аналогично=)?

Я очень часто вижу именно такой гибрид))))
интересно, в какой теплице нас выращиваютXDD Маман-Жуков старается?

Нее, то ж совсем другое...
зато как написано!

URL
2012-03-11 в 20:26 

Кошка Шредингера~
Я вроде есть, и вроде нет меня
Lady Beatrice, здравствуйте=)
Рада видеть своего почти-тождика=))

Я очень рада, что фик, точнее его часть, понравился. Приятно, чего скрывать, слышать=)
Прямо нагло принимаю за комплимент, что легко читается, ибо люблю перегружать текст и впихивать туда всякую ересь. Еще очень приятно слышать, что ТИМы угадываются=) С вашей стороны, как ЭИИ, Достоевская похожа, собственно, на Достоевскую=)? Сорри, за вопрос...

Спасибо вам за фик, и надеюсь, что я вас не слишком побеспокоила.
Вам большое спасибо за отзыв!
что вы, совсем не побеспокоили, даже очень порадовали своим отзывом=)) Хороший пендель садиться и писать дальше=) Раньше не верила, что скорость и степень качества прямо пропорциональны фидбеку, теперь верю=)
И если что, ко мне можно на "ты"=)

URL
2012-03-11 в 20:38 

Lady Beatrice
"- Есть очень мало людей, которых я люблю, и ещё меньше тех, о ком я хорошо думаю. Чем больше я смотрю на этот мир, тем меньше он мне нравится." ©
Кошка Шредингера~ ^___^

ибо люблю перегружать текст и впихивать туда всякую ересь

Люблю много деталей. Ничего это не ересь ;)

С вашей стороны, как ЭИИ, Достоевская похожа, собственно, на Достоевскую=)?

Вообще, для меня это больше похожа на почти что идеал Достоевской :D А то я в силу небольшого эгоизма не всю самоотверженность героини могла бы применить на себе. Но вот общий облик моральной стойкости, почти непробиваемости - это в самую точку, как по мне. Так что всё отлично ^_^ v Вопрос-то хороший, всегда интересно оценивать героев со своей позиции.

Хороший пендель садиться и писать дальше=)

А если не секрет, то полный объём фика уже предстваляется? Или же известно, когда примерно можно ждать продолжение? ;)

И если что, ко мне можно на "ты"=)

Договорились :friend:

2012-03-11 в 20:47 

Кошка Шредингера~
Я вроде есть, и вроде нет меня
Lady Beatrice,
Люблю много деталей. Ничего это не ересь ;)
я люблю впихивать, в частности, сравнения и сравнительные обороты. Они либо банальны, либо глупы, либо их слишком много><" Стараюсь за собой следить, но как-то вот так...

Ооо, большое спасибо за ответ=) идеал Достоевской
тогда можно сказать, что эксперимент удалсяXD Теперь можно, правда, не здесь, слегка уходить в сторону и придавать какие-то, я бы сказала, реальные человеческие чертыXDD и при том стараться не испоганить ТИМ.

А если не секрет, то полный объём фика уже предстваляется? Или же известно, когда примерно можно ждать продолжение? ;)
продолжение почти уже есть. Точнее там нужно поправить-дописать-немного-хотя-бы-вычитать, но есть проблема. Существует два варианта, в зависимости от того, какой возьмусь дописывать, будет зависеть и размер. Есть вариант покороче, где все быстро сведется к поспешному концу, а есть длиннее, но там и муторнее, и новые персонажи... Следующая часть будет как бы последней в плане общности сюжета для обоих вариантов, а дальше он будет расходиться. И надо будет решать, что предпочесть.
Постараюсь на след. неделе выложить.


Договорились :friend:
оки=)))

URL
2012-03-11 в 20:57 

Lady Beatrice
"- Есть очень мало людей, которых я люблю, и ещё меньше тех, о ком я хорошо думаю. Чем больше я смотрю на этот мир, тем меньше он мне нравится." ©
Кошка Шредингера~,

я люблю впихивать, в частности, сравнения и сравнительные обороты

Когда я пишу сама, у меня выходит точно так же :D Мне кажется, это диагноз.

при том стараться не испоганить ТИМ

Мне одной кажется, что испоганить Достоевских сложно?... :hmm:

Ой, лучше больше и муторнее! *______* XDDDDD

2012-03-12 в 01:09 

Кошка Шредингера~
Я вроде есть, и вроде нет меня
Lady Beatrice,
Когда я пишу сама...
а это уже интригует*____*

Мне одной кажется, что испоганить Достоевских сложно?... :hmm:
если кто-то их не переносит этот ТИМ в лице какого-нибудь человека, то запросто=) Уже сталкивалась на дневниках.

Ой, лучше больше и муторнее! *______* XDDDDD
даже такXDDDD

URL
2012-03-12 в 03:42 

vowel
Розмарин
Кошка Шредингера~
читать дальше

sillvercat
Не прибедняйся, якут.:squeeze:

2012-03-12 в 10:02 

Lady Beatrice
"- Есть очень мало людей, которых я люблю, и ещё меньше тех, о ком я хорошо думаю. Чем больше я смотрю на этот мир, тем меньше он мне нравится." ©
Кошка Шредингера~,

а это уже интригует*____*

Моё, мм, "творчество" далеко от идеала ;)

В обсчем, уже началась следующая неделя, поэтому я запасаюсь терпением и желаю тебе удачи в написании проды ^__^

2012-03-12 в 15:51 

sillvercat
Горю! Конопляное поле.
Кошка Шредингера~,
Lady Beatrice,
vowel,
второй день читаю, наслаждаюсь, конспектирую местами :buddy:

vowel,
Не прибедняйся, якут.
Увезу теб я в тундруууууу...
:top:

2012-03-12 в 15:58 

sillvercat
Горю! Конопляное поле.
vowel,
чем важнее для Жукова человек - тем сильнее контроль.
Вот это меня больше всего и напрягало в своё время, из-за этого я и сбежала. Не выношу, аж шерсть дыбом...

2012-03-12 в 16:33 

Lady Beatrice
"- Есть очень мало людей, которых я люблю, и ещё меньше тех, о ком я хорошо думаю. Чем больше я смотрю на этот мир, тем меньше он мне нравится." ©
sillvercat, конспектируете? :D

2012-03-12 в 16:38 

sillvercat
Горю! Конопляное поле.
Lady Beatrice,
само собой. Я естествоиспытатель :friend2:

2012-03-13 в 23:15 

Кошка Шредингера~
Я вроде есть, и вроде нет меня
vowel, стоит поменять стратегию.
она уже давно изменилась=) Хотя пришлось долго к тому идти. Наверное, когда прошел юношеский максимализм. Иногда казалось, что она просто какой-то железный человек. Но на самом деле человек довольно ранимый, не знающий, как показать свои чувства так, чтобы родные и близкие поняли. Потому выражала их, как ей казалось, через заботу, выливавшуюся в жутчайший контроль и, как тогда казалось, не менее ужасную диктатуру; через подколы и через банальный, простите, мозготр*х...
Собственно, сейчас я предпочту сказать то, что думаю, чем умолчать. Выясняем все сразу и на месте. Поругаемся, но через час уже общаемся, как обычно. У нас не доверительные отношения, но вполне устаканившиеся и нарочно друг другу мы не собираемся. Мне кажется, что каждый пытается по мере сил сохранять какое-то равновесие.

Lady Beatrice,
Моё, мм, "творчество" далеко от идеала ;)
обычно так говорят те, кто хорошо пишет!
В обсчем, уже началась следующая неделя, поэтому я запасаюсь терпением и желаю тебе удачи в написании проды ^__^
спасибо большое=) я постараюсь....

sillvercat,
второй день читаю, наслаждаюсь, конспектирую местами :buddy:
про конспекты - аналогично=)

URL
2012-03-13 в 23:51 

sillvercat
Горю! Конопляное поле.
Кошка Шредингера~,
про конспекты - аналогично=)
:friend2:

2012-03-14 в 12:40 

Lady Beatrice
"- Есть очень мало людей, которых я люблю, и ещё меньше тех, о ком я хорошо думаю. Чем больше я смотрю на этот мир, тем меньше он мне нравится." ©
Кошка Шредингера~,

обычно так говорят те, кто хорошо пишет!

Всё может быть XD

Уиии ^___^ Интрига-интрига...

2012-03-14 в 19:45 

vowel
Розмарин
Кошка Шредингера~
А вы все-таки Дост. :)
Хорошо, что наладилось, это так приятно слышать.:sunny:

Кстати, подколки и мозготрах - это, как раз, провокация на эмоции.

2012-03-14 в 20:33 

Кошка Шредингера~
Я вроде есть, и вроде нет меня
Lady Beatrice,
Всё может быть XD
думаю, что даже наверняка=)

vowel,
А вы все-таки Дост. :)
Да=)?
тогда я местами довольно агрессивный ДостXDDD На работе я так нападаю на местную Напку, что самой жутко. Но слушать ересь на тему "какая я замечательная, а вы все придурки" или же познавательный обзор про то, что Бермудский треугольник находится на Байкале - я не могу><" Вот одна из причин, отчего я не спешила отоносить себя к Достам...

Хорошо, что наладилось, это так приятно слышать.:sunny:
=)))) Сейчас самой многое кажется таким глупым><"

Кстати, подколки и мозготрах - это, как раз, провокация на эмоции.
не мамань, а сплошная провокаторшаXD

ой, и ко мне можно на "ты". А то мне как-то неловко=)

URL
2012-03-14 в 20:42 

vowel
Розмарин
Кошка Шредингера~
не мамань, а сплошная провокаторша
О, Жуковы знатные провокаторы. :) Не такие, как Гамлеты, но тоже сильны. :) Пока человек находится в сфере их интересов, но эмоций не проявляет, а потому остается непонятным - они будут его провоцировать. Это вот просто к гадалке не ходи. :)

тогда я местами довольно агрессивный Дост
Еще бы. :) С мамой Жуковым, да какой-то Нап. :gigi: Закалка.
Но, тем не менее.

Хорошо, давай на "ты". Удобно - это главное. :) *сказал Габен*

2012-03-14 в 20:55 

Кошка Шредингера~
Я вроде есть, и вроде нет меня
vowel,
Не такие, как Гамлеты, но тоже сильны.
ооо, это вообще театр в прямом смысле слова. Имею возможность почти ежедневно общаться с двумя. На эмоциях они здорово играют, целые представления устраивают. Причем, один мастерски играет против второго, реально провоцируя всех окружающих на негатив по отношению к своему тождику. А тому даже не подкопаться, чуть что в дело идет самый настоящий психологический шантаж - человек хватается за сердце, судорожно меряет давление и демонстративно закатывает к потолку глаза. Все, сие видящие, сразу же проникаются жалостью, начинают копошиться вокруг якобы больного, еще больше ополчаясь против Гамлета №2.

Еще бы. :) С мамой Жуковым, да какой-то Нап. :gigi: Закалка. Но, тем не менее.
вот я тоже начинаю думать, что маман сыграла огромную роль в том, чтобы несколько свернуть Достовские идеалыXDD

Хорошо, давай на "ты". Удобно - это главное. :) *сказал Габен*
договорились=)))

URL
2012-03-14 в 21:36 

vowel
Розмарин
Кошка Шредингера~
А тому даже не подкопаться, чуть что в дело идет самый настоящий психологический шантаж - человек хватается за сердце, судорожно меряет давление и демонстративно закатывает к потолку глаза.
Вот ведь. И все ведутся?

2012-03-14 в 21:47 

Lady Beatrice
"- Есть очень мало людей, которых я люблю, и ещё меньше тех, о ком я хорошо думаю. Чем больше я смотрю на этот мир, тем меньше он мне нравится." ©
Кошка Шредингера~,

думаю, что даже наверняка=)

Ой, спасибо *_* Меня это прямо сподвигает писать дальше.

2012-03-14 в 22:04 

Кошка Шредингера~
Я вроде есть, и вроде нет меня
vowel, да=) потому что боятся, а вдруг правда? Человек в возрасте, не раз из-за давления попадал в больницу. Собственно, он этим и пользуется.
Причем, спектакль начинается, когда Гамлет №2 начинает спрашивать с Гамлета №1 за его ошибки. И Гамлет №2 банально боится уже и слова сказать лишнего, но все равно все заканчивается одним и тем же.
Хотя Гамлет №2 и сам хорошXD. У нее также потрясающие спектакли=) А как она мужем вертит, когда ей чего-то от него нужно. Бедный мужчинка - он определенно считает, что делает супруге одолжение, проявляя немыслимую щедростьXDD

Lady Beatrice,
нагло-скромно* а можно почитать=)?
я волшебное слово знаю! пожалуйста=))

URL
2012-03-14 в 22:12 

Lady Beatrice
"- Есть очень мало людей, которых я люблю, и ещё меньше тех, о ком я хорошо думаю. Чем больше я смотрю на этот мир, тем меньше он мне нравится." ©
Кошка Шредингера~, да я бы с радостью, но я пишу совсем не в соционическом ключе. И моё "творчество" будет хоть как-нибудь понятно только тем, что играл в "Warcraft III". Играли-с? :D

2012-03-14 в 22:17 

Кошка Шредингера~
Я вроде есть, и вроде нет меня
Lady Beatrice, в свое время писала и даже сейчас балуюсь фиками по аниме><" Просто так=) А читаю, так вообще по туевой куче всяких фандомов.
Так что в соционику не упираюсь=)
И моё "творчество" будет хоть как-нибудь понятно только тем, что играл в "Warcraft III". Играли-с? :D
благодаря подруге, которая это дело очень любила, играла=))

URL
2012-03-14 в 22:44 

Lady Beatrice
"- Есть очень мало людей, которых я люблю, и ещё меньше тех, о ком я хорошо думаю. Чем больше я смотрю на этот мир, тем меньше он мне нравится." ©
Кошка Шредингера~, давай тогда перейдём в умыл для дальнейших обсуждений, а то оффтоп получается ;)

   

Дневник Кошки

главная